smali

smali

вторник, 13 октября 2015 г.

Как священник шаманом стал.



В Бурятии случай примечательный в семидесятые годы прошлого века случился. Он широко известен, лично мне о нем рассказывал один из ведущих сибирских этнографов Александр Губин. Одного православного священника, отца Николая, направили служить в этакую даль из Москвы. А батюшка был хороший, добрый и любопытный к миру. Ему интересно было, что такое шаманизм, что такое ламаизм, он ходил по разным культовым местам, расспрашивал местных об обычаях и традициях, как совершаются ритуалы. Самолично складывал обоо – это когда в особый день ты поднимаешься на холм и укладываешь свой камень в уже существующую кладку – с чувствами, с молитвой, с благодарностью духам. Рядом – жертвенник, ламаисты на него молоком обычно брызгают да душистые травы жгут. А шаманы льют водку из кислого молока, могут и кровью животного окропить.
Вот батюшка обоо складывал, любовался этими местами. В какой-то момент его духи заметили, сочли своим. И православный священник заболел шаманской болезнью.

Шаманская болезнь – страшная штука. В самой легкой форме – это когда у тебя раскалывается голова стократ сильней, чем при самом страшном похмелье. Кровь идет из ушей, носа и рта, кости ломит. И это считается ерундой. Потому что если по-настоящему шаманская болезнь на человека нападает, его долгое время так выкручивает, что могут и связки полопаться. Шаманы мне рассказывали эти ощущения: словно у тебя сдирают кожу, вырывают глаза и зубы. Это проходит лишь после того, как совершен ритуал посвящения в шаманы. Если же его не провести – человек умирает.
– Нет мысли, что это такой психоз, характерный исключительно для сибирского региона?
– Ни в коем случае. Шаманизм – первая религия на планете, как она к людям пришла, кто ее дал, можно долго спорить. Но факт: шаманские ритуалы из разных уголков мира на удивление схожи. Вот я только что в Индии был и видел – там совершаются ритуалы, очень похожие на те, что и в шаманской Сибири. Или, допустим, у меня есть знакомый индеец из Америки, музыкант, который в Ригу приезжает регулярно. Он рассказывал об индейских шаманских ритуалах: ну почти один в один с Сибирью. Девять лет назад я был с экспедицией биологов на Кольском полуострове – Белое море. Там саамские шаманы проводили свои ритуалы. Да то же самое! Так что это нельзя считать психозом одного региона. Все значительно сложнее.
Женщины – шаманки почему-то болеют не так тяжко. В позапрошлом году я в дацане в Аршане в Тункинском районе познакомился с одной шаманкой. На службу пришла, мантры читала «ом мани падме хум», что переводится как «о! жемчужина в цветке лотоса», рис сыпала. А у самой на поясе колокольчики и ритуальный нож. Взгляд такой пронзающий и голос, исполненный скрытой силы. И вот она рассказывала, как проходила ее шаманская болезнь: «критические дни» длиною в несколько месяцев, кожа сохнет жутко. Женщин посвящают в шаманы мягко. Если мужчину до крови хлещут плетками или он должен на белой лошади спускаться с крутой горной вершины, то женщину просто поливают молоком и кладут на нее горячие камни.
Шаманы делятся на белых, черных и кузнецов. Белый и черный шаман – это не хороший и плохой. В шаманизме нет таких понятий. Белый шаман – одновременно хороший и плохой, и черный также. Просто черный шаман работает с духами подземного мира. А белый – с духами неба. Кузнецы стоят особняком – они считаются самыми сильными шаманами, работающими с одной из самых мощных стихий: огнем. Свои ритуалы они совершают с утра до вечера, непрерывно усмиряя работу духов огня и обмениваясь с ними силой. У этих шаманов – самая большая практика, и им разрешено проводить самые мощные ритуалы, которые другие шаманы проводить не могут.
Так вот, конец истории с православным батюшкой. Он догулялся по священным шаманским местам до того, что духи его заметили…
– В православии бы сказали – бесы.
– Чем больше изучаю историю религии, тем сильнее понимаю, что бесы – не там. Я знаю священников, которые с бесами заигрались, не снимая рясы и не болея шаманской болезнью. А батюшка Николай заболел шаманской болезнью, не сделав никому плохого. Врачи помочь не смогли. Пришли шаманы, посмотрели – так это же наш человек! И посвятили его в шаманы. Так православный батюшка принял шаманизм.
– И его сана не лишили?
– А кто? Сидит он в глухой сибирской дали, часовенкой заправляет.
Даже настучать на тебя некому. Думаю, начальство его об этом даже не узнало. Зато молва о новом сильном шамане распространилась по всей округе. Батюшка продолжал служить в православном храме, а после службы снимал рясу, надевал шаманское облачение и принимал страждущих. Отлично исцелял людей. И к нему как к шаману народу ходило больше, чем как к православному священнику. Сам же он, когда надо было исцелить свои недуги, ходил к эмчи – ламам. И для Бурятии в этой истории – ничего удивительного.


Комментариев нет:

Отправить комментарий